Образовательные услуги | Журнал "ТИАРА" | Дискуссионный клуб | Контакты





Rambler's Top100 Rambler's Top100
Вы находитесь здесь: Главная >> Журнал "ТИАРА" >> ТИАРА'2001 >> Анализ информационных операций за период с 11.09-28.10 2001 г.


Анализ информационных операций за период с 11.09-28.10 2001 г. Печать E-mail
ТИАРА'2001
Автор: Конотопов П.Ю.   
27.11.2001 03:00
Конотопов П.Ю.

Анализ сценариев, содержания и целей информационных операций, проводившихся террористами в период с 11.09-28.10 2001 г.

 
Ситуация, инициированная террористическими актами 11 сентября 2001 г., к настоящему времени далека от разрешения. Судя по специфике террористических актов, как в Вашингтоне, так и Нью-Йорке, человеческие потери и кратковременные нарушения в функционировании финансовых и антитеррористических институтов США не являлись их конечной целью.

Основной целью террористических актов 11.09.01 являлось внесение долговременных изменений в экономку, внешнюю и внутреннюю политику США и государств, приверженных ценностям, декларируемым европейской цивилизационной моделью.

 

Как указывалось ранее, особенности сценария и выбора целей таковы, что манипулятивный потенциал информации о террористических актах такого рода чрезвычайно высок. Причиной этого является укоренившийся в сознании граждан западных государств миф о высочайшей стабильности и устойчивости той модели общественного устройства, которая сформировалась в США к середине 80-х годов. Закреплению этого мифа способствовало идеологическое и экономическое поражение стран социалистического лагеря и последовавший за ним распад СССР и ряда социалистических государств (Чехословакия, Югославия).

Сходный по своей природе феномен имел место после пролета М.Руста на спортивном самолете "Сесна" через территорию прибалтийских государств, в глубь территории СССР с последующим его приземлением на Красной Площади в Москве. Тогда эта акция нанесла сопоставимый по масштабам моральный ущерб советскому обществу, для граждан которого также была характерна мифологичность мышления.

Практически любому обществу присуще стремление к навязыванию широким массам некоторой совокупности мифологем, обеспечивающих стабильность общественной пирамиды. Для советского общества в число таких мифологем входила уверенность в готовности Вооруженных Сил к отражению любой угрозы со стороны потенциального противника. По существу эта провокация явилась одним из весомых доводов в пользу реформирования Вооруженных Сил, изменения их статуса, что в свою очередь инициировало цепную реакцию связанную с замещением целой последовательности мифологем, на которых основывалась стабильность советского общества. В конце 80-х в период, предшествовавший отделению прибалтийских республик от СССР, тезис о незащищенности граждан этих республик, о намерении военного командования использовать их территории в качестве буферной зоны в случае войны с западными государствами широко использовался в агитации народных фронтов Латвии, Литвы и Эстонии. При этом перелет М.Руста рассматривался как прецедент, ярко продемонстрировавший уязвимость СССР. Как видно из приведенных рассуждений, мифологема о высокой эффективности структур, обеспечивающих национальную безопасность, представляет собой системообразующий фактор, ослабление действия которого существенно снижает устойчивость государственной системы.

Характерно, что в начале 60-х аналогичный прецедент с самолетом-разведчиком U-2 не смог поколебать уверенности населения в эффективности модели общественного устройства СССР. Весомых причин здесь две: первая - специфика советской модели СМИ, а вторая - это то, что данная акция не затронула священных символов общества (Москва, Кремль, Красная Площадь, Мавзолей и т.п.), неразрывно связанных с упоминавшимися мифологемами. В случае с М.Рустом мы видим иное.

Террористические акты 11.09.01 имеют сходный характер с рассмотренным выше инцидентом как по объекту воздействия (базовые мифологемы), так и по условиям протекания (свобода слова, осквернение или разрушение национальных символов США). Однако важнейшим отличительным моментом здесь является наличие больших человеческих жертв. По существу данные террористические акты одновременно навязывали США активную карательную функцию (что было сделано с учетом стандартных моделей реакции руководства США на угрозу жизни и безопасности граждан) и инициировали процесс распада системы базовых мифологем американского общества.

Такой ход событий характерен для развязывания информационной войны мощным координационным центром, не обязательно локализованным в Афганистане или Ираке, как принято сейчас считать. Вероятность того, что реальный источник угрозы расположен в странах Центрально-Азиатского региона, достаточно высока, однако не исключено, что в данном случае ходом событий управляет третья сторона, локализовать которую еще предстоит.

Ранее указывалось, что проведение террористических актов 11.09.01 не является конечным звеном в замысле организаторов. Достижение поставленных целей может быть обеспечено лишь в случае создания повторных прецедентов, реализующих разнообразные стратегии запугивания и дезорганизации населения США и стран антитеррористической коалиции. В настоящее время после кампании, направленной на развенчание мифологемы об эффективности институтов национальной безопасности, начата атака на одну из составляющих информационной инфраструктуры общества - СМИ и почтовая служба. Так, после террористических актов 11.09.01 одна из основополагающих ценностей демократии - свобода слова, а также институт СМИ подверглись нападкам как со стороны населения, так и со стороны правительства.

Распространение же с помощью почтовой службы порошка, зараженного сибирской язвой, снижает эффективность функционирования почтовой службы, порождает трудности с доставкой печатных СМИ (традиционно более взвешенных в своих оценках), спровоцировало усиление конфликта СМИ и властных структур, а также ажиотажный спрос на средства индивидуальной химической и бактериологической защиты. Этот факт свидетельствует о снижении доверия к государственным институтам и нарастании индивидуалистических тенденций в обществе, а также о начале процесса разрушения комплекса мифологем, лежащих в основе стабильности общественного устройства в странах, приверженных европейской цивилизационной модели.

Следует заметить, что в странах с ограничениями свободы слова подобные акции не способны возыметь такого действия.

С точки зрения стратегии проведения информационных войн сценарии, примененные террористами, можно считать классическими. Вторая фаза реализации замысла (распространение порошка, зараженного сибирской язвой) должна была привлечь внимание общественности за счет попыток инфицирования представителей групп населения, представляющих интерес для СМИ (руководители государств, члены парламента, актеры и т.п.). Третья фаза реализации замысла должна вовлечь в круг потенциальных жертв и те группы населения, которые ранее не являлись объектом внимания СМИ. В этой среде возможен феномен генерации сенсаций недобросовестными представителями СМИ, экстремистскими группировками внутри общества, подростками и психически неуравновешенными людьми.

Стоимость подобных операций минимальна, поскольку на третьем этапе рассылка зараженных материалов уже необязательна, в то время как уровень расходов государства на преодоление массового психоза будет оставаться вынужденно высоким.

Теоретическими разработками в области стратегии информационных войн предусматривается также использование методов, сходных с методиками "обучения с поощрением", нацеленных на выработку условных рефлексов у животных. В случае с биологическими диверсиями данные методы могут быть реализованы при увеличении процента "ложных тревог". Учащение случаев порошкового шантажа незараженными образцами может иметь целью снижение уровня готовности государственных институтов к отражению более серьезных атак, реализуемых прежними каналами, а также снижение тревожных ожиданий общества накануне новых диверсий. Такая волнообразная тактика наиболее пригодна для деморализации общества.

В создавшихся условиях целесообразно обратить внимание на внутренние экстремистские группировки, чья заинтересованность в разрушении комплекса общественных мифологем крайне высока по причине того, что в период разрушения базисных мифологем их шансы на достижение целей существенно возрастают. Это обусловлено тем, что происходит автоматическое замещение старых мифологем новыми (противоположными по содержанию), которые могут быть "предложены" теми силами, которые заинтересованы в изменении или замене властной пирамиды.

При этом действия антитеррористической коалиции при условии ошибочной локализации координационного центра террористов и продолжении акций запугивания населения могут привести к обратному эффекту - признанию террористических организаций в качестве организаций ранга более высокого, нежели государственные правительства.