Образовательные услуги | Журнал "ТИАРА" | Дискуссионный клуб | Контакты





Rambler's Top100 Rambler's Top100
Вы находитесь здесь: Главная >> Журнал "ТИАРА" >> ТИАРА'2010 >> Общественное сознание как базовый ресурс модернизации


Общественное сознание как базовый ресурс модернизации Печать E-mail
ТИАРА'2010
Автор: Куликова Н.В.   
06.07.2010 17:28
Куликова Н.В.

«Общественное сознание как базовый ресурс модернизации»


В последнее время на разных трибунах и дискуссионных площадках все чаще слышны фразы типа: «необходимо новое мышление», «нужно менять сознание общества», «необходима модернизация общественных отношений, основой которой является изменение стереотипов мышления» и т.д. Частота употребления этих фраз указывает на то, что существует противоречие между новыми социально-экономическими отношениями и старыми, отжившими стереотипами в общественном сознании.

Происходящие кардинальные реформы в экономике и социально-политической жизни государства всегда глубоко затрагивают каждого человека и никого не могут оставить равнодушными, однако в российском обществе до сих пор не существует того единства мнений и согласованности действий, которые необходимы для их успешной реализации. За длительный период отсутствия глобальной национальной идеи, вдохновляющей и мобилизующей народ на строительство будущего произошла девальвация высоко-духовных ценностей, и коммунистических идеалов, ранее сплачивающих граждан страны в единый советский народ. В результате расслоения общества на бедных и богатых, разрыв между которыми продолжает увеличиваться и по сей день, а также – экономических и финансовых кризисов, ставших более постоянным явлением, чем периоды стабильности, в общественном сознании произошла переориентация целевых и ценностных установок на сугубо материальные, преходящие ценности, о чем свидетельствуют данные социологических опросов последних десяти лет.

 

Общество, не имеющее генеральной, высокой идеи своего развития, не понимающее, куда и зачем его ведет государственная власть, не может быть единым организмом, что и подтверждается нарастанием симптомов атомизации общества, социальной апатии и недоверия государству, низкой правовой культуры граждан, задержкой в развитии институтов гражданского общества, увеличением числа депрессий и психозов, а также многих других, по поводу которых ученые уже давно бьют тревогу и считают сегодняшнее состояние общества чуть ли не катастрофическим с точки зрения нарастания социально-политических рисков и возможной угрозы целостности российского государства.  

Анализ причин неуспешности или слабой эффективности многих, осуществляемых в стране, экономических реформ, а также – изучение истоков большинства хронических социальных болезней, все глубже поражающих общество, показывают, что главной причиной являются не столько ошибочные управленческие решения органов власти, сколько неготовность и неспособность общества принять те преобразования, которые объективно (с точки зрения эволюционных изменений) этому обществу необходимы, для того, чтобы перейти на следующий этап своего развития. Очевидно, что модернизация в стране невозможна без изменения менталитета нации, целевой и ценностной ориентации общественного сознания.

Осознанность, дееспособность и ответственность – вот три фундаментальные опоры, на которых должно стоять общество при принятии и осуществлении важных для его будущего решений. Для этого общество должно быть повернуто лицом не к проблемам, а к возможностям, существующим всегда в этом мире в большом количестве. Но много ли людей способны увидеть эти возможности за плотно закрытыми «шторами» своего сознания, да еще рассматривая эту реальность через узкую щелочку своих представлений и устойчивую призму стереотипов? 

Не экономические кризисы и не разруха в экономике страны сейчас являются основной бедой России, а кризис в общественном сознании и разруха в головах людей, не позволяющие реализовать огромный потенциал российского общества и направить его на осуществление инновационного прорыва, так необходимого нашей стране для того, чтобы не оказаться на задворках истории. При наших уникальных ресурсных возможностях государство может и должно  стать сильным, а общество – повысить уровень своего благополучия, но для этого необходимо сплотить нацию вокруг великой идеи.

Понимание существующих исторических вызовов, геополитического расклада и существующих угроз, а также глубокое понимание необходимости кардинальных преобразований, было сформулировано президентом России в генеральной идее модернизации и лозунге «Россия вперед!».

Казалось бы, эта идея вполне способна стать общенациональной, мобилизующей и активизирующей народные массы (как минимум, активную часть общества) на достижение тех целей, которые достаточно четко прописаны в Концепции 2020 и ряде Концепций модернизации различных областей хозяйствования (промышленности, образования, ЖКХ и др.), однако явления всенародной увлеченности этой идеей пока не наблюдается. И это несмотря на то, что в ряду стратегических целей развития страны провозглашена цель построения социального государства, предполагающая, что наконец-то человек становится высшей ценностью, а цели общественного развития определят вектора происходящих изменений во всех областях жизнедеятельности. Однако, вместо всеобщего энтузиазма и сплоченности общества вокруг идеи модернизации, наблюдаются либо апатичность и недоверие «к очередным реформам сверху», либо молчаливое и упорное сопротивление изменениям.

Ярким примером такого сопротивления служит то, как большинство педагогов российских школ воспринимает Концепцию модернизации образования, предполагающую переход школ на новый образовательный стандарт. Консультируя работу городской экспериментальной площадки, я часто сталкиваюсь с массовой неготовностью, неспособностью и нежеланием педагогических кадров кардинально менять свои привычные позиции и установки. 

В принципе, сопротивление изменениям - явление обычное и закономерное и оно всегда сопровождает любые кардинальные реформы, но, с другой стороны, признание общности цели и необходимости реформ способно сплотить и мобилизовать общество, создать мощные основания для возникновения личных мотиваций к достижению общественно значимых целей. Большинство людей с пониманием принимает те изменения, последствия которых осознает, если они направлены на повышение его благополучия. Ради этого «светлого будущего» человек способен и «пояс затянуть», и потерпеть сколько нужно трудности, и подвиг совершить, если эта цель включена в разряд его высших ценностей.

Однако идея модернизации пока не стала общенациональной идеей и не стала той доминантой в общественном сознании, которая определяет вектор общественных устремлений. Причина в том, что портрет российского модернизационного проекта пока остается портретом робота, в нем нет общества, нет человека, нет живого адресата. Пока потрет модернизации в том виде, в котором она подается в многочисленных выступлениях и статьях, остается портретом технократического проекта, для которого характерна концентрация на технологическом потенциале общества (вернее – экономики) в ущерб вопросам реализации социального потенциала. В такой форме модернизационный проект не способен мобилизовать общество, подготовить его к новым условиям функционирования, новым экономическим реалиям, новым вызовам времени.

Для того, чтобы модернизация дала результат, она должна затронуть сферу общественных отношений и – уже через этот канал – институциональные основы общества. Иначе говоря, требуется социальная модернизация – глубокая трансформация общественных отношений на основе преодоления присущих подавляющему числу россиян негативных поведенческих и мыслительных стереотипов, искоренения архаичных представлений о взаимоотношениях государства, общества и гражданина, о роли и функциях общественных институтов. Россияне вновь должны вспомнить о том, что они – творцы своих судеб, своего личного счастья и благосостояния, счастья и благосостояния своих родных и близких, что именно они, а не власти и не олигархи являются источником процветания своих потомков и своего Отечества.

Социальная модернизация – широчайшее поле деятельности для общества и государства, поле, на котором нельзя выделить и «подтянуть» какое-то одно направление. Здесь все взаимосвязано, здесь невозможно подкрутить какой-то один винтик, и на том успокоиться. Здесь многое, если не все упирается в наличие условий и предпосылок для наступления эффекта… Именно эти условия и предпосылки и являются объектом социальной модернизации.

При этом, когда речь идет о социальной модернизации, то речь идет о множестве взаимосвязанных направлений. Когда-то речь идет о сознании, как объекте и «пространстве» модернизации, когда-то – о праве как «объекте» и границах этого пространства, когда-то об информационном поле, информационной политике, социальных лифтах, технологиях социальной коммуникации, институтах общества, механизмах мобилизации социального потенциала общества, реализации социального потенциала личности, о ценностях и целях, о мотивации и мотивах, об изменении менталитета нации, о целевой и ценностной ориентации общественного сознания.

В период острых политических баталий 1990-х накоплен громадный опыт применения социальных и информационных технологий для воздействия на различные сферы общественного сознания. Успешно решались задачи управления избирательными предпочтениями граждан, уровнем социальной напряженности, остротой социальных конфликтов. Накоплен опыт управления молодежными массами, но все эти технологии, основанные на манипуляции, принципиально не пригодны для решения задач социальной модернизации.

Общество устало от злоупотребления манипулятивными технологиями, подобно назойливой телевизионной рекламе, эти технологии вызывают раздражение и апатию, недоверие к назойливому «рекламодателю» и его «товару». Увы, политические технологии общества потребления способны актуализировать только примитивные потребности, те потребности, которые не требуют никаких усилий, кроме операции оплаты покупки, но модернизация общества не покупается, а именно «делается».

Недавно проведенные "Левада-Центром" исследования наглядно демонстрируют отношения общества и государства в глазах россиян:

  • 62% респондентов стараются жить, полагаясь только на себя и избегая любых контактов с государством.
  • 31% респондентов полагает, что государство дает им так мало, что они свободны от обязательств перед ним.
  • 85% опрошенных убеждены, что возможности влиять на решения государства у них нет.
  • 77% участников опроса не готовы к участию в политике, объясняя свою позицию тем, что «все равно ничего изменить нельзя», или «политика – не для рядовых граждан».

Мы видим, что доверие к органам государственной власти и предлагаемым с их стороны реформам стремительно снижается, и эта ситуация - симптом специфического состояния общественного сознания, которое формирует портрет общества на современном этапе. Можно ли ожидать массового вовлечения граждан в модернизационный процесс при такой ситуации? Конечно, нет.

Без адекватного мотивационного подкрепления, без осознания положительных персональных последствий внедряемых новшеств, без четкого видения механизма трансформаций даже работников отдельного предприятия невозможно сподвигнуть на приложение усилий по освоению новых трудовых навыков, новой техники и технологий. Что уж говорить о мобилизации широких слоев населения на решение задач модернизации? Не так просто после периода активных манипуляций на фоне несбывшихся ожиданий завоевать (или восстановить) доверие народа к государственной власти и ее проектам. Без этого доверия, без конструктивного диалога общества и государства, модернизационный процесс умрет еще на стадии зародыша, так и не превратившись в будущего ребенка.

Вполне возможно, что средства, отпущенные государством на модернизацию, сработают эффективно, и общество получит плоды технологической модернизации. Но сможет ли общество в полной мере воспользоваться этими плодами? Будет ли оно готово в корне переменить отношение к труду, принять новую культуру производства, будет ли оно способно приобретать те новые блага, которые станут возможными благодаря технологической модернизации?

История показывает, что технический и технологический прогресс значительно опережает скорость психологической адаптации общества к этим изменениям. Россия – страна большая и для того, чтобы изменить технологический уклад в требуемых масштабах, ей требуется гораздо больше времени, чем другим странам. Также очевидно, что без трансформации общественного сознания никакая адаптация общества к изменениям в его экономической жизни и технологическом укладе невозможна.

Однако, когда мы говорим об общественном сознании, понимаем ли мы на самом деле, с каким объектом мы имеем дело и где у него «управляющие кнопки», нажав на которые, мы сможем вызвать нужный, адекватный отклик общества на выдвинутые инициативы? Насколько управляемым является общественное сознание, и что нужно сделать, чтобы общество по-настоящему «проснулось»? Действительно ли модернизация – это именно та идея, «время которой пришло», и которая, в силу этого, способна мобилизовать общество?

Чтобы ответить на эти вопросы, нужно проделать соответствующую работу по исследованию общественного сознания и поиску тех управляющих идей, той модели будущего, которую общественное сознание будет готово воспринять и принять.

Можно ли сегодня, не имея ответов на эти вопросы, спрогнозировать эффективность и результативность начатых преобразований?

Каким сейчас является общество, большинство граждан которого в настоящее время переживает стресс дезадаптации к происходящим изменениям и страх перед будущим? Каким оно будет, если окажется слабо адаптированным к тем изменениям, которые грядут (и не только из-за начавшейся модернизации)? Что нужно сделать, чтобы разбудить, активизировать творческий потенциал, мобилизовать и направить усилия всего общества к достижению единой цели преображения страны?

Ответы на эти вопросы требуют грамотного, профессионального подхода к решению проблем, возникающих вокруг и внутри инициированного без участия общества процесса модернизации.

Очевидно, что проблемы есть, они стоят остро и требуют безотлагательного решения. И суть этих проблем заключается в необходимости грамотной и управляемой социальной модернизации, что требует, во-первых, создания субъекта ответственности, во-вторых, обеспечения этого субъекта инструментами, а в-третьих – согласования вектора развития и формирования общего видения будущего.

Только в этом случае идея модернизации, вполне подходящая для того, чтобы стать идеей, объединяющей нацию в едином порыве и стремлении построить лучшее будущее, не будет абортирована общественным сознанием, а получит достойную поддержку со стороны общества.

На Форуме «Матрица модернизации» проблема социальной модернизации впервые выделена в самостоятельную тему, которой завтра будут посвящены дискуссии на Круглом столе «Социальная модернизация». Надеюсь, что в результате этой дискуссии мы сможем предложить некие ключи к конструктивному решению проблем социальной модернизации, и, отразив коллективное мнение участников круглого стола в резолюции Форума, не остановимся на этом.

Очень надеюсь, что по завершении Форума мы продолжим работу по определению и конкретизации приоритетов, механизмов и технологий социальной модернизации, после чего сообща приступим к претворению в жизнь его решений. Ради себя самих, ради своих детей и близких, ради достойного будущего нашей общей Родины, ради своих потомков, которые смогут сказать нам спасибо за то, что мы не упустили исторический шанс.