Образовательные услуги | Журнал "ТИАРА" | Дискуссионный клуб | Контакты





Rambler's Top100 Rambler's Top100
Вы находитесь здесь: Главная >> Журнал "ТИАРА" >> ТИАРА'2008 >> Гендерный аспект экономического поведения в условиях кризиса. Часть 2


Гендерный аспект экономического поведения в условиях кризиса. Часть 2 Печать E-mail
ТИАРА'2008
Автор: Конотопов П.Ю.   
14.11.2008 16:30

Конотопов П.Ю.

Гендерный аспект экономического поведения в условиях кризиса. Часть 2

Факторы феминизации / гомосексуализации общества

Факторы, запускающие процесс феминизации / гомосексуализации общества многообразны, однако в рамках данного исследования целесообразно выделить классы факторов, обладающих наибольшей действенностью. А именно:

  • фактор технического прогресса;
  • фактор концентрации капитала;
  • социально-психологические факторы;
  • информационный фактор.

Фактор технического прогресса

Мощнейшими факторами в преобразовании психологического стереотипа поведения масс стали факторы технического прогресса и концентрации капитала.

Данная группа факторов, обладая широким спектром социальных последствий, вызвала в социуме следующие значимые тенденции:

  • сокращение значимости физического труда в экономике;
  • бюрократизация, разрастание управленческого аппарата;
  • дистанцирование от предмета труда и деспециализация управленческих кадров;
  • сокращение числа экономических акторов, обладающих субъектными функциями.

Во многих отраслях деятельности произошла унификация квалификационных требований к персоналу. Например, в квалификационных требованиях к персоналу по широчайшему спектру отраслей деятельности на первые позиции в перечне выходят такие навыки, как навыки работы со средствами офисной автоматизации и информатизации, навыки межличностной и деловой коммуникации, знание принципов документооборота предприятия, работа с информацией.

Таким образом, квалификационные требования, предъявляемые к управленческим кадрам, не подразумевают проявления типично маскулинных черт, что делает данные должностные позиции неизбирательными к полу кандидатов. Именно в данный сегмент рынка труда рекрутируются женщины и мужчины, соответствующие «бесполым» квалификационным требованиям.

Низшие же должности, сопряженные с физическими нагрузками, наоборот, рекрутируют подчеркнуто маскулинную массу демографических резервов общества, зачастую, презирающих феминизированное руководство, и (при достаточной оплате) не устремленных к карьерному росту.

Получается своеобразный социальный сепаратор, отделяющий «сливки общества» от социальной «сыворотки».

Фактор концентрации капитала

В связи с концентрацией капитала и, как следствие, сокращением числа субъектных позиций в реальном секторе экономики и кредитно-финансовой сфере, резко снизилась эффективность типично маскулинного поведенческого стереотипа, более соответствовавшего потребностям индустриальной экономики (рациональность, четкость критериев выбора и предпочтений, развитые волевые качества, целеустремленность, настойчивость, психологическая устойчивость, мужской тип реагирования на стресс, сила, выносливость и т.п.).

Постиндустриальная экономика вывела на первый план фемининный поведенческий стереотип, как стереотип, более соответствующий социально-коммуникативной функции агента (но не субъекта). Фемининный же поведенческий стереотип, в отличие от маскулинного, способен сочетать рациональное с иррациональным, допускает нечеткость и вариативность критериев выбора и предпочтений, успешно решает задачи, требующие принятия компромиссов, гибкости и многовариантности поведенческих стратагем.

Однако при всех своих положительных качествах фемининный поведенческий стереотип обладает важной уязвимостью – субъекты, которым свойственен такой поведенческий стереотип, характеризуются низкой стрессоустойчивостью, нестабильностью психики в условиях высокой неопределенности, и, как следствие – низкой устойчивостью по отношению к информационным атакам и предрасположенностью к потере субъектности  в условиях массовых паник.

Информационный фактор

Вторую группу факторов феминизации / гомосексуализации общества образуют информационные факторы. Значительную роль в этом процессе играют средства массовой информации, посредством которых реализуются информационно-психологические операции, направленные на стимулирование потребительской активности в сегменте товаров, не относящиеся к группе товаров первой необходимости. Речь идет, в том числе, о навязывании стереотипа яппи, выделяющихся из социальной массы внешним лоском, демонстративной иррациональностью критериев выбора и потребительских предпочтений.

При ограниченных ресурсах субъект, подвергающийся информационной бомбардировке такого рода может (и чаще всего выбирает) стратагему замещения реальной успешности, атрибутивной (показной) успешностью.

В условиях наличия резких социальных диспропорций феномен феминизации, а точнее, «демаскулинизации» общества проявляется особенно ярко. В таком обществе самоидентификация индивидов с тем или иным социальным слоем или классом зачастую происходит не по объективным критериям (таким, как наличие собственных средств производства, использование наемного труда, наличие в подчинении некоторого количества работников и т.п.), а по субъективным критериям. В России этот феномен проявляется особенно ярко: в силу того, что «средний класс» представлен, скорее, символически, многие граждане РФ избирают компенсационную стратагему, окружая себя атрибутами успеха, и , тем самым формируя для себя основания «я-удовлетвовренности».

В режиме компенсации цикл рефлексии замыкается в круге стереотипных «женских» вопросов: «Как я выгляжу?», «Как меня воспринимают?», «Что обо мне думают?», «Как оценят мои поступки?». Вопросы самооценки уходят на второй план, а круг социальных коммуникаций замыкается в комфортной атмосфере тусовки, где цикл рефлексии большинства участников коммуникации одинаков. Постепенно дефекты цикла рефлексии и круга социальных коммуникаций переходят на деятельностный план, получая подкрепление в должностной псевдосубъектной позиции, что способствует закреплению фемининного поведенческого стереотипа.

Социально-психологический фактор

Индустриальный этап развития общества незначительно повлиял на форму и содержание социально-ролевых стереотипов. Но по мере приближения постиндустриального этапа социально-ролевые стереотипы постепенно утрачивали объективные основания для своего неизменного существования. Характер труда менялся, и вскоре выяснилось, что традиционный стереотип маскулинного поведения, зачастую, дает меньшие «бонусы» его носителям...

«Классический мужчина», обвешанный множеством обязательств по отношению к обществу, иррациональных запретов, и ограниченный в формах реализации своих психологических потребностей, перестал остро ощущать свои преимущества. Отвоевывающие свои социальные права женщины в большинстве своем не спешили расставаться с преимуществами своего социально-ролевого стереотипа, сохраняя психологические «бонусы» и обретая неприкосновенный статус «белого негра»...

На этом фоне, сначала в богемных кругах, а впоследствии – и за их пределами, участились случаи отказа мужчин от мужского поведенческого стереотипа в пользу женского, дающего им больший психологический комфорт и исключающий массу социальных обязательств.

В России эти феномены особенно ярко проявились в мегаполисах, где в основном сконцентрировалась деловая жизнь, свободные финансы, где социальные контрасты приобрели наибольшую яркость.