Гендерный аспект экономического поведения в условиях кризиса. Часть 4
Образовательные услуги | Журнал "ТИАРА" | Дискуссионный клуб | Контакты





Rambler's Top100 Rambler's Top100
Вы находитесь здесь: Главная >> Журнал "ТИАРА" >> ТИАРА'2008 >> Гендерный аспект экономического поведения в условиях кризиса. Часть 4


Гендерный аспект экономического поведения в условиях кризиса. Часть 4 Печать E-mail
ТИАРА'2008
Автор: Конотопов П.Ю.   
14.11.2008 16:38

Конотопов П.Ю.

Гендерный аспект экономического поведения в условиях кризиса. Часть 4

Экономика – существительное женского рода...

Постепенно в обществе формируется феминизированная масса, которая сосредотачивается на средних (псевдосубъектных) управленческих должностях. От данного класса должных позиций требуются: знание и неукоснительное исполнение порядка, умеренная инициативность, способность к урегулированию конфликтов, развитые коммуникативные навыки – все то, что имманентно присуще фемининному поведенческому стереотипу. Аналогичными по ряду аспектов являются и должностные позиции финансового сектора.

Ко всему прочему, заметим, что ориентировочно с 1930-40 гг. экономические специальности считались «женскими» - этот стереотип действует и по сей день. В результате именно феминизированная масса оказывается на должностях, связанных с распоряжением финансовыми ресурсами.

«Женщины, как очень злые кони...»

Реализуя фемининный психологический стереотип данная масса описанным ранее способом реагирует на изменения ситуации.

На финансовых рынках феминизированная масса трейдеров принимает решения, руководствуясь, скорее, не данными технического анализа, не реальными показателями состояния экономики, а субъективными оценками уровня эмоционального напряжения игроков рынка. При этом в качестве эталонной модели трейдер выбирает себя, свою субъективную оценку рисков.

Деятельность такого индивида, если она не может быть приостановлена вообще, ориентирована на снижение рисков. При этом риски минимизируются вопреки реальным потерям, то есть вероятная угроза приобретает вес больший, чем реальные потери. Так, например, трейдер сбрасывает активы, исходя из наихудших предположений о будущем и неся весомые потери в настоящем. Стратагема недеяния в условиях неопределенности избирается лишь в том случае, когда субъективная оценка риска уравнивается с субъективной оценкой потерь от недеяния. Между тем, в большинстве случаев цикличность колебаний на рынке в долговременной перспективе способна скомпенсировать текущие потери.

В ситуации распоряжения присвоенными на психологическом уровне ресурсами (позиция главного бухгалтера), надуманные риски наоборот блокируют деятельность. В условиях малых предприятий ситуация нередко доходит до саботажа решений вышестоящего руководства, что способно повлечь за собой несопоставимые с финансовыми рисками штрафные санкции, имиджевые потери и т.п. отрицательные последствии.

Рациональное поведение на рынке при такой расстановке сил становится миноритарным. Реальная стоимость активов во внимание уже не принимается, прогнозная составляющая подавлена и сведена к исключительно краткосрочному прогнозу, не увязанному со стратегическими планами реального сектора. После затяжного неуверенного роста рынка при вбросе дополнительной информации повышенная тревожность трейдеров разряжается либо в через лавинообразное обрушение стоимости акций и падение биржевых индексов, либо через свечеобразный скачок стоимости тех или иных акций.

То есть рынок демонстрирует импульсивную – «типично женскую» – стратагему поведения...

Главбух, маманя! Маманя, Главбух…

Повышенная тревожность в финансовых подразделениях производственных и коммерческих предприятий, напротив, выступает в качестве сдерживающего фактора при совершении финансовых операций. В условиях кризиса финансовое руководство избирает материнскую охранительную стратагему, придерживая платежи и блокируя операции, связанные с движением финансов.

В кредитно-финансовых учреждениях в условиях кризиса срабатывает другой иррациональный синдром – синдром переоценки рисков, запускающий процесс вывода финансовых ресурсов их реального сектора экономики. Сдерживая развитие реального сектора банки лишают себя доходов и принимают на себя обязательства по реализации залогов, что в условиях кризиса ведет к необратимым потерям.

Что делать? Никто не виноват!

В итоге цикл замыкается, а кредитно-финансовая система начинает жизнь циклоидного маньяка, подрубающего сук реальной экономики, на котором сам же и сидит.

При этом заметим: фемининный поведенческий стереотип весьма интересно проявляет себя в ситуации неопределенности... В ситуации неопределенности индивид, усвоивший женский поведенческий стереотип, склонен к наращиванию тревожности, его интеллект активно генерирует варианты неблагоприятных исходов. Но в то же время, такой индивид не предпринимает активных попыток к устранению неопределенности иными, нежели синтетическими методами. Его коммуникационное поле в этот период сужается и ограничивается узким кругом лиц, пребывающих в сходной ситуации неопределенности. В это время он крайне некритичен к любой информации, поступающей извне, максимально уязвим по отношению к негативной информации, резонирующей с его негативными предположениями.

Такая ситуация может длиться сколь угодно долго – вплоть до момента, когда более мощный внешний стимул не остановит истерический припадок.

Отсюда возникает задача разработки системы мер, направленных на купирование финансовых припадков.