Образовательные услуги | Журнал "ТИАРА" | Дискуссионный клуб | Контакты





Rambler's Top100 Rambler's Top100
Вы находитесь здесь: Главная >> Журнал "ТИАРА" >> ТИАРА'2008 >> Гендерный аспект экономического поведения в условиях кризиса. Часть 3


Гендерный аспект экономического поведения в условиях кризиса. Часть 3 Печать E-mail
ТИАРА'2008
Автор: Конотопов П.Ю.   
14.11.2008 16:33

Конотопов П.Ю.

Гендерный аспект экономического поведения в условиях кризиса. Часть 3

Россия: впереди планеты всей...

При этом в России, в отличие от стран Запада, к началу реформ 1990-х гг. социально-ролевые стереотипы оказались наименее размытыми, а значит – максимально контрастными. В таких условиях конфликт между социально-ролевым стереотипом и условиями бытия приобретает особо острый характер.

Стреляющие и «быкующие» 1990-е быстро раскидали по полкам российской социальной этажерки обладателей резко полярных поведенческих стереотипов, сконцентрировав основную массу носителей маскулинных черт либо на самых верхних, либо на самых нижних полках, распихав по прочим полочкам все, что осталось, руководствуясь качеством знаний и трудовых навыков.

Говоря о России, следует учитывать, что воспитательный процесс, вплоть момента до поступления в ВУЗы и учреждения среднего профессионального образования, реализуется преимущественно женщинами. Это налагает специфический отпечаток на формирование и усвоение индивидами поведенческого стереотипа.

Гормональное vs социальное

Особо очевидным рассогласование между усвоенным в детстве поведенческим стереотипом и требованиями социальной среды, диктующей четкий социально-ролевой стереотип, становится в позднем подростковом периоде. В этот период подросток в порядке суперкомпенсаторной реакции способен избрать эпатажный стиль поведения, демонстрируя обществу свое несогласие с рамками социальной роли. Здесь можно упомянуть и такие подростковые социальные движения как панки, эмо, готты и т.п. Практически всегда, примыкая к тому или иному движению, подросток пытается реализовать усвоенный поведенческий стереотип в условиях унифицирующего воздействия социальной среды.

Но чаще всего, социум эффективно принуждает индивида к имитации, реже – к усвоению того или иного поведенческого стереотипа. Не преодоленный внутренний конфликт перерождается в постоянно действующий стресс.

В юношестве к стимулирующим факторам добавляется сексуальное влечение. При этом пропаганда активно транслирует стереотип: «лучшие самки доступны только лучшим самцам». Отпечатавшийся в сознании штамп становится еще одним фактором, побуждающим к имитации социально-ролевого стереотипа.

Между тем объектная или псевдосубъектная позиция на работе (службе) вступает в конфликт с социальной ролью вне стен организации. Индивид оказывается под влиянием целого комплекса разнонаправленных социальных воздействий, что способно дезориентировать его, заставить его самостоятельно искать те или иные механизмы компенсации...

Следует отметить, что именно тип должностной позиции оказывает наиболее мощное влияние на поведенческий стереотип индивида (что тут скажешь – 70-90% активного времени).

Андрогинный стереотип и имитация

В условиях резко контрастных социально-ролевых стереотипов индивиды с андрогинным стереотипом поведения также вынуждены избирать стратагему имитации, правда для этой категории индивидов процесс имитирования менее травматичен, чем для индивидов с фемининным и маскулинным поведенческими стереотипами.

Так, например, женщины с фемининным или андрогинным стереотипом на субъектных ролях за неимением альтернативы избирают типично маскулинный поведенческий стереотип, однако усваивают его, скорее, на уровне внешних проявлений. В результате длительной имитации маскулинного поведенческого стереотипа происходит его закрепление, что в свою очередь нередко приводит к серьезным затруднениям в семейной жизни. В случае образования семейной пары с мужчиной, воспроизводящим маскулинный поведенческий стереотип, в таких парах наиболее вероятны достаточно острые конфликты.

Социальный шантаж, социальные мифы

Вследствие высокой мотивации к обеспеченной жизни многие молодые женщины имитируют успешность в стиле поведения, манере одеваться, предъявляемых к партнеру требованиях, форсированно реализуя при этом женский стереотип поведения. Таким поведением они запускают механизм компенсации, вынуждающий мужчину, также избирать стратегию имитации успешности, пусть вынужденно, но реализовать женскую стратагему поведения при нарочитой же демонстрации маскулинных.

Иными словами, российский социум в его сегодняшнем состоянии, формирует множество предпосылок для невротизации личности, вынуждает личность мимикрировать под ситуационный контекст, расшатывая усвоенный поведенческий стереотип и стимулируя индивида к поиску механизмов социальной адаптации.

В ходе поисков механизма социальной адаптации индивид опирается как на личные наблюдения, так и на живучие социальные мифы патриархального общества. В числе таких социальных мифов, подкрепленных актуальными наблюдениями – миф о том, что [в мужском обществе] женщинам многое дается легче, они вправе рассчитывать на большее внимание, они легче устанавливают коммуникации с руководителями и т.п.