Образовательные услуги | Журнал "ТИАРА" | Дискуссионный клуб | Контакты





Rambler's Top100 Rambler's Top100
Вы находитесь здесь: Главная >> Журнал "ТИАРА" >> ТИАРА'2002 >> Вакцина для демократии (техника манипуляции на противопоставлении)


Вакцина для демократии (техника манипуляции на противопоставлении) Печать E-mail
ТИАРА'2002
Автор: Конотопов П.Ю.   
27.06.2002 03:00
Конотопов П.Ю.

Вакцина для демократии (техника манипуляции на противопоставлении)

Сделано в России

Попробуем представить себе, как звучали формулы прогноза у экспертов-аналитиков Эллады: Венера - там-то и там-то, Марс..., Юпитер... - по всему видно: Зевс гневается... - и так далее. Стоит ли укорять античных прорицателей за их апелляцию к небожителям? - Ведь, в большинстве своем, они были первыми универсальными аналитиками. И не просто аналитиками, а аналитиками-консультантами.

К звездам эти люди поднимали глаза только тогда, когда для пущей убедительности требовался авторитет бесконечности, или когда собственные знания не позволяли обоснованно выбрать наиболее удачное решение. Аналитики-консультанты древности к небесам апеллировали только "на докладе" - на этапе же синтеза прогноза они все больше смотрели по этажам преднебесья: что сказал тот, что сделал этот, как на это отреагировали те, сколько пшеницы и оливок уродилось в прошлом сезоне у всех вместе взятых, да что при таких обстоятельствах обычно происходило. Все довольно прозаично - в этом и заключалась тайна Дельфийского Оракула. Собственно, тогда это представление уже было организовано по всем канонам жанра телевизионного ток-шоу с участием политического обозревателя ("говорящей головы", как теперь называют дикторов телевидения), на которого работала развитая сеть сбора, обработки и анализа информации

 

А теперь представим себе телевизионную "говорящую голову", произносящую фразу такого сорта: "Похоже, мир застыл в первой фазе знакомой позиции... Кандидат от ультраправого Национального фронта Ж.-М. Ле Пен, в первом туре голосования на 0,95 % голосов опередил премьер-министра страны Л. Жоспена и вышел во второй тур выборов. Приглядимся к картине начала 1930-х годов: Германия, переживает тяжелый затяжной кризис, что всегда разрушительно действует на сознание граждан - они дезориентированы и ищут ту силу, которая способна переломить ситуацию. Именно на этой волне и приходит к власти А.Гитлер. Эта неординарная политическая фигура, обладающая высокой личной популярностью и склонная к реализации авторитарного стиля правления, за счет милитаризации экономики выводит свою страну из состояния кризиса. Для решения проблем избраны достаточно жесткие методы, ограничивающие личные права и свободы населения, что не может произойти без убедительной аргументации и, что важно - эмоциональной вовлеченности населения. Несколько раньше такой же выбор сделала и Советская Россия"...

Да, посыл, содержащийся в этой фразе, нам знаком по 1996 году, когда мы дружно "голосовали сердцем". В схожей ситуации недавно оказались и жители Франции, которая на этот момент тоже переживает не лучшие времена - экономика становится все более зависимой от внешних условий, приток дешевой рабочей силы мало того, что снижает шансы на получение рабочих мест, так еще и "сбивает конъюнктуру". Французы пытаются разобраться с тем, "что было, что будет и чем сердце успокоится", а на память тем временем приходят времена оккупации, марионеточное правительство А.Петена... Позже - война во Вьетнаме, а также период, связанный с авторитарным стилем руководства Ш. де Голля и борьбой за независимость африканских колоний Франции.


Рассмотрим некие общие закономерности эволюции общества вообще и демократии - в частности... Что способствует сохранению государственности? Факторов, конечно масса - тут и экономические интересы, и духовная общность, и стремление к безопасности, и многие другие... Действенность отдельных факторов, входящих в этот комплекс, время от времени меняется: одни факторы ослабевают, другие остаются актуальными, третьи приобретают дополнительный вес. По этой причине содержание самого понятия "демократия" и, соответственно, понятия "свобода" постоянно меняется. Особенно серьезные изменения происходят тогда, когда ослабевают экономические факторы, то есть - в периоды экономических кризисов.

В таких случаях обычно прибегают к испытанному приему - руководством государства развертывается идеологическая кампания, протекающая по законам жанра "разделяй и властвуй": нас не понимают -> внешний враг -> патриотизм -> трудности -> внутренний враг -> национализм -> дисциплина. Продолжить эту цепочку можно так: быстрый рост -> выход из кризиса -> инерция -> трудности -> геноцид -> война. Эта цепочка не всегда раскручивается до самого последнего звена - при взвешенном подходе к руководству государство способно долгое время балансировать на грани скатывания к опасному сценарию. В современной политике интенсивно эксплуатируются средние звенья этой цепочки. Политическое руководство старается избегать перехода к неуправляемой стадии, когда экономический и военный потенциал, накопленные за годы подъема начинают расходоваться чрезмерно высокими темпами.

В принципе, идя по такому предкритическому сценарию, правительство, видящее основную ценность не в благе граждан, а в удержании форм государственности должно специально культивировать "колонии вредоносных бактерий": "немного коммунистов", "немного скинхедов", и периодически позволять им устраивать "небольшую рельсовую войну" или же "небольшое футбольное побоище" и так далее... Эти события становятся своеобразными политическими вакцинами - они чрезвычайно эффективны при ведении публичной политики: чем противнее выглядят язвы и нарывы в местах скопления этих "бактерий" - тем лучше для партий центристской ориентации. Если подобная экстремальная активность прекратится, то политический климат станет слишком неуютным для центристов, утратит свою предсказуемость.

Но если все нормально и "колонии бактерий" существуют, то остается продемонстрировать гражданам и постоянно напоминать им о существовании самого страшного пугала - коварного внешнего супостата. Когда реальных побед нет или они слишком мизерны, для политической рекламы всегда можно провозгласить победу на внутреннем фронте (например, внести раскол и смуту в стан "бактерий") или несильно наступить на мозоль самому страшному пугалу (но так, чтобы оно догадалось, что это вынужденная мера).

Заметим, что в истории любые попытки поддерживать "тонус" государства без такого пугала всегда заканчивались для его граждан печально: последний из примеров - СССР, распавшийся, как только его население было лишено стимула к единению. Тогда у страны остался только внутренний враг - его граждане, по совместительству и лентяи, и бюрократы, и казнокрады и соглашатели. Поэтому-то любая государственная идеология в состав набора постулатов политико-экономического и этико-морального плана обязательно включает эмоциональную компоненту, основанную на неявном противопоставлении "мы-они". "Мы" - миролюбивые, добропорядочные, прогрессивно мыслящие и устремленные к светлым идеалам, а "они" - не обязательно плохие, но не желающие нас принять таковыми, какие мы есть, "они" всегда хотят нас сделать другими (маскируемое обвинение в агрессии).

Так делают не потому, что иные мотивы для мобилизации общества предоставить невозможно, но потому, что при попытке сделать это в обществе без социальных гарантий и имущественного равенства одним и тем же политикам придется искать в равной степени приемлемую аргументацию для всех слоев общества, как божьим посланцам "говорить на разых языках", разъясняя выгоды для каждой группы населения в отдельности. Это потребует длительной и целенаправленной идеологической работы, а результат будет все равно не тот - будет множество групп, желающих как лучше (а кому, как не жителям России знать, что потом получается...). Сами "великие и стабильные" США - и те вынуждены постоянно внушать своим гражданам страх перед "империями зла", "осями зла", а точнее - страх перед "Доктором Зло".

Никак не меньше демократии нуждаются в политических изгоях и аутсайдерах...


Вспомним президентские выборы 1996 года: основные соперники Б.Ельцина (кстати, заботливо взращенные на политической ниве России) имеют достаточно мощную поддержку в обществе , однако занимают полярные позиции. Основные участники "президентской гонки", набравшие максимальное количество голосов - это "знаковые" фигуры: Ельцин Б.Н.,  Жириновский В.В., Г.Зюганов, А.Лебедь и Г.Явлинский. Заметим:- в лидеры не вышло ни одного бывшего "кооператора" - сплошь "бюджетники" - особенность российского избирателя. Результатом того, что все эти люди были носителями достаточно ясно сформулированных и не лишенных привлекательности для населения идей, стало то, что победу в первом туре завоевать не удалось ни одному из политиков. Заявление А.Лебедя об отказе от участия во втором туре до предела упростило ситуацию - противостояние свелось к двухполярной схеме "старая/новая Россия". Население сделало выбор в пользу "неизвестного" нового.

Выборы 2000 года были еще более "прозрачны": ярких фигур стало меньше и они уже получили свои ярлыки и оценки. Бурный, но послушный В.Жириновский, бессильный, несмотря на думское большинство, Г.Зюганов, вечно оппозиционный и непонятый аутсайдер Явлинский и стопроцентный государственник - энергичный и честный В.Путин. Процент голосов, отданных в 2000 г. В.Путина, примерно такой же, что и процент голосов, отданных во втором туре выборов 1996 г. за Б.Ельцина. Судя по всему и категория голосовавших та же - это люди, напуганные прошлым, которого уже и не помнят-то толком .

Вот уж и по части политических технологий Россия оказалась впереди планеты всей (это уже не балет). Выборы 1996 года, показавшие, что страх перед прошлым может эффективно эксплуатироваться в интересах политической борьбы, позволяя преодолеть всякую логическую аргументацию политических оппонентов. Задача состоит в том, чтобы заставить избирателя поверить в то, что он выбирает не между вариантами будущего, а между прошлым и будущим, поэтому политика и экономика - ничто, а вот прошлое и будущее - все. Прошлого же, увы, никто не помнит - оно очень податливо. В СССР, кстати, тоже было противопоставление прошлое/будущее, но оно было менее плоским - людей заставляли держать в памяти и интегральную картину, и множество деталей, и оценки как интегральной картины, так и деталей.

Но сущность российского "ноу-хау" не только в этом...


Раньше кому угодно было ясно: центр это то, что лежит правее левого и левее правого... В России же - спасибо Э.Лимонову и его НБП - возникла вообще уникальная возможность: выпустив на политическую арену "немного лимоновцев", можно разом решить все проблемы центристов - сделать неразличимыми правый и левый фланги политической шеренги . Это весьма удачное обстоятельство автоматически делает любую центристскую по названию позицию неуязвимой. Заметим, что центристских партий в России с каждым годом становится все больше и никто не берется сказать, сколько же центров может быть вообще... Но после "смычки флангов" центр политического спектра России описывается и еще проще - условием двух "не" - не коммунисты и не фашисты, короче - "не наши". При этом "не наши" становятся основой духовного единения общества по принципу "уж мы-то всяко лучше".

Вот теперь можно по настоящему оценить тот урок, который преподнесла Россия Франции. Ведь Франция воспользовалась именно нашим "ноу-хау" - именно страх выбрать прошлое, а не сущность идеологии, пропагандируемой Ж.-М. Ле Пеном, заставили избирателей вернуться к более близкому, а потому - памятному прошлому, то есть в очередной раз доверить страну Ж.Шираку (несмотря на вброшенный в СМИ компромат на него).

Желающие продолжить эту тему могли бы обратиться и к современной ситуации в США, где, по мнению автора, в настоящее время руководством предпринимаются абсолютно такие же маневры...