Сценарии втягивания в вооруженный конфликт
Образовательные услуги | Журнал "ТИАРА" | Дискуссионный клуб | Контакты





Rambler's Top100 Rambler's Top100
Вы находитесь здесь: Главная >> Журнал "ТИАРА" >> ТИАРА'2002 >> Сценарии втягивания в вооруженный конфликт


Сценарии втягивания в вооруженный конфликт Печать E-mail
ТИАРА'2002
Автор: Конотопов П.Ю.   
27.02.2002 03:00

Конотопов П.Ю.

Сценарии втягивания в вооруженный конфликт


США
Нью-Йорк, Вашингтон
11 сентября 2001 г.

Инициация общественного мнения: в результате ряда террористических актов, направленных против зарубежных дипломатических миссий США, вызвавших резонанс в США и других странах, Усама бин Ладен и его террористическая организация Аль Каеда получают широкую известность и становятся объектом пристального внимания специальных служб.

Запуск сценария: Соединенным Штатам Америки нанесен удар, способный поколебать мировой статус США. В результате акции гибнет порядка 3000 человек

Ни одна из известных террористических группировок не берет на себя ответственность за проведение акции...


В соответствии с уже установившимися сценариями (де-факто принятыми мировым сообществом), США резко реагируют на вызов, обвиняя в организации террористических актов террористическую организацию Аль Каеда, возглавляемую Усамой бин Ладеном. Вслед за этим США оперативно собирают информацию, свидетельствующую в пользу обвинения, и наносят удар по Афганистану, где по разведданным находится лагерь Усамы бин Ладена, поимка которого рассматривается как залог успеха в борьбе с международным терроризмом.

Создан еще один прецедент использования вооруженных сил для подавления террористических лагерей (целей) на территории суверенного зарубежного государства.



Индия
Шринигар (летняя столица штата Кашмир)
1 октября 2001 г.

Инициация общественного мнения: в результате подрыва террористом-самоубийцей взрывного устройства в административном здании летней столицы штата погибло 38 человек. Проведение операции связывается с террористической группировкой Jaish-i-Muhammad (Воины Магомета).


Индия
Нью-Дели
13 декабря 2001 г.

Запуск сценария: воспользовавшись фальшивыми документами, на территорию комплекса зданий индийского парламента на автомобиле проникла группа террористов. В результате завязавшейся сорокаминутной перестрелки погибло 14 человек (девять охранников и пять террористов), а также ранен один член парламента.

Ни одна из известных террористических группировок не берет на себя ответственность за проведение акции.


Пример США оказался заразителен. Следуя их примеру, Индия резко отреагировала на террористический акт и, тем самым, спровоцировала опасное противостояние в Центрально-Азиатском регионе (ЦАР). Обвинив Пакистан в пособничестве террору, ряд членов индийского парламента высказался в том смысле, что, коль скоро США начали войну против террора, то и Индии (великой региональной державе) невозбранно применить силу против соседней страны, приютившей на своей территории мусульманских террористов.

Тональность заявлений индийских парламентариев спровоцировала вполне предсказуемую реакцию Пакистана. Пакистанское руководство высказывает озабоченность резким тоном заявлений индийских политиков.

На начальном этапе конфликта Индийское руководство не декларируя намерений начинает осуществлять перемещение воинских подразделений в приграничную зону. Перемещения воинских подразделений Индии осуществляются без подобающей скрытности, демонстративно.


Упущенные нюансы: в отличие от ситуации США - Афганистан, силы противников равны: Индия и Пакистан являются странами, располагающими собственным ядерным оружием (обеими странами испытания ядерного оружия были проведены в 1998 г.). Обе страны претендуют на региональное лидерство и имеют современное обычное оружие (Индия вооружена преимущественно советским и российским оружием, Пакистан - американским). Обе страны связаны с организацией Азиатско-Тихоокеанского Содружества (Индия является членом организации, а Пакистан входит в нее на правах наблюдателя).

Более того, в конфликте США - Афганистан, Афганистану отводилась роль территории (не в государства!), на которой действовала группа приверженцев партии "Талибан" и Усамы бин Ладена. Использование такой трактовки позволяло США рассчитывать на одобрение со стороны мирового сообщества (вернее - государств, не способных предотвратить столь опасное развитие событий). Тем самым США, по существу, дали возможность "сохранить лицо" политикам Старого Света, но никак не более того.

Вооруженные силы Пакистана приведены в высшую степень боевой готовности. Воинские подразделения перемещены из мест постоянной дислокации в приграничную зону, причем, вдоль всей границы с Индией (от Гималаев до Аравийского моря, протяженность - около 2900 км), а не только на границе штатов Джамму и Кашмир. Командование Пакистана заявило о передислокации батарей ракет среднего радиуса действия, способных нести ядерные заряды.

Индия также укрепляет приграничные районы. Военнослужащие отозваны из отпусков, войска перемещаются ближе к границе. Проводятся учения гражданской обороны (действия по эвакуации населения и т.п.). Наложены ограничения на перемещение гражданских лиц в приграничной зоне. С 21 декабря прекращено железнодорожное сообщение между Индией и Пакистаном.

Дипломатический корпус обеих стран ведет активную работу по предотвращению перерастания конфликта в войну.

Позже (в 20-х числах) от правительства и руководства вооруженных сил Индии поступают заверения, что военные приготовления нацелены не на развязывание конфликта, а на усиление давления на Пакистан со стороны США, на то, чтобы США предприняли усилия, направленные на уничтожение или прекращение деятельности террористических группировок, действующих с территории Пакистана. К числу этих группировок правительство Индии относит группировки Lashkar-i-Taiba (Армия Правоверных) и Jaish-i-Muhammad (Воины Магомета). Однако на ранних этапах развития конфликта руководство Пакистана не признает причастности к акции членов перечисленных группировок.

Руководство США сознает тот факт, что начало военных действий между Индией и Пакистаном приведет либо к необходимости вмешательства США в конфликт между этими странами, либо к передислокации войск, участвующих в антитеррористической операции против движения Талибан и террористической сети Аль Каеда, возглавляемой Усамой бин Ладеном. США пытаются принять активное участие в урегулировании конфликта - 21 декабря Дж.Буш обратился с просьбой о прекращении деятельности этих групп к П.Мушаррафу.

Лишь 24 декабря президент Пакистана Первез Мушарраф (возможно, под влиянием дипломатических усилий США) признает наличие связи между терактом в Дели и деятельностью организации Лашкар-и-Тайба. Деятельность группировки не прекращена, однако банковские счета заморожены (аналогичная мера в отношении Джаиш-и-Мухаммад была предпринят двумя месяцами раньше).

Индийское руководство не удовлетворено столь мягким решением, глава МИД Индии Дж.Сигнх называет эту меру шуточной и считает, что руководство Пакистана не сознает сложности сложившейся ситуации.

Президент Пакистана заявляет о своем намерении окончательно прекратить деятельность группировок Лашкар-и-Тайба и Джаиш-и-Мухаммад, обвиняет их в искажении основ Ислама. Но, поскольку обе группировки пользуются широкой поддержкой населения, все действия в отношении них будут осуществляться с большой осторожностью.

27 декабря 2001 г. Индия и Пакистан взаимно вводят запрет на пролет в своем воздушном пространстве самолетов конфликтующей стороны. Обе страны в 48-часовой срок высылают за свои пределы половину сотрудников дипломатической миссии (по 55 человек). Министр иностранных дел Индии Дж.Сингх настаивает на том, что в намерения руководства не входила эскалация напряженности до стадии военного конфликта, однако военные аналитики с обеих сторон утверждают, что малейшие военные акции на границе Индии и Пакистана способны ввергнуть страны в стадию полномасштабной войны.


США озабочены тем, что передислокация пакистанских войск на границу с Индией приведет к снижению эффективности операций против Аль Каеды и Усамы бин Ладена. Руководство США активно подталкивают Пакистан к переговорам с Индией.

Индия отказывается от участия в переговорах, мотивируя свой отказ тем, что Пакистан не предпринимает активных действий по прекращению деятельности террористических группировок.

Американская сторона обращается к Индии с просьбой воздержаться от военных акций в отношении Пакистана до момента завершения Афганской и Пакистанской частей операции против Аль Каеды. Однако Индийская сторона не приняла аргументов и заявила о наличии собственных приоритетов в области государственной безопасности.

28 декабря состоялись телефонные переговоры президента США Дж.Буша с премьер-министром Индии Аталом Ваджпайи и президентом Пакистана П.Мушаррафом, в ходе которых он убеждал их не инициировать военных операций. В ходе беседы Дж.Буш предпринял попытку убедить А.Ваджпайи занять менее жесткую позицию и предоставить возможность пакистанской стороне время на производство ареста лидеров исламских повстанческих формирований, действующих в районе границы штата Джамму и Кашмир.

30 декабря министр иностранных дел Пакистана Абдул Саттар сообщил о намерении обсудить ситуацию на встрече руководства Южно-Азиатских стран 4-6 января в столице Непала (Катманду).

30 декабря пакистанская сторона сообщила индийскому руководству о задержании 20 боевиков группировки Лашкар-и-Тайба.

1 января 2002 г. Индия и Пакистан обменялись документами, описывающими характер и размещение ядерных установок и вооружений. Такая практика существует с 1992 г. во избежание случайных ударов по ядерным установкам на территориях этих государств. Пакистанская сторона сообщила индийскому руководству о задержании более 50 боевиков группировки Джаиш-и-Мухаммад, обвиняемых в совершении операций против Индии (в том числе 13 декабря 2001 г.).

Однако пакистанское руководство сообщило, что не может предпринять действий против задержанных лиц и подвергнуть их экстрадиции до установления их причастности к терактам. На что индийское руководство ответило тем, что на встрече в Катманду премьер-министр Индии не примет участия в переговорах с пакистанской стороной. Относительно участия министров иностранных дел решения не принято.

На фоне этих политических шагов вдоль линии контроля, разделяющей Кашмир на зону оккупации и индийскую территорию, произошел обмен залпами тяжелых орудий.

3 января премьер-министр Индии А.Ваджпайи заявил, что не имеет оснований для переговором с президентом Пакистана П.Мушаррафом, поскольку, несмотря на задержание пакистанскими властями более ста боевиков вооруженных сепаратистских группировок, Пакистан недостаточно активно борется с терроризмом. Тем не менее, индийское руководство не считает, что военные действия - это наилучший способ решения проблем, поскольку их решение возможно лишь в результате дипломатических переговоров.

5 января в своей речи на встрече руководителей Южно-Азиатских государств в Катманду (Непал) президент Пакистана П.Мушарраф заверил руководство Индии в своей приверженности принципам мирного урегулирования спорных проблем, в намерении развивать дружбу и сотрудничество между странами, а после речи они с премьер-министром Индии А.Ваджпайи обменялись рукопожатием. Однако индийское руководство опять заявило о своей неготовности к переговорам. Впрочем, действия Пакистана получили одобрение со стороны Индии (на этот момент свыше 200 боевиков арестовано по подозрению в действиях против Индии).

6 января жители приграничных районов пакистанской части Кашмира продолжают покидать свои дома. Правительство выплачивает беженцам компенсацию в размере 900 долл. США.

Как показывает опыт, вмешательство США обычно заканчивается тем, что, в зависимости от внутренних обстоятельств, США принимают позицию той или иной стороны и ввязываются в конфликт (не исключено, что и в его военную фазу). Такими действиями нарушается ранее существовавшее политическое, военное и экономическое равновесие в регионе, что, при наличии антагонизма между соседними государствами, приводит к перерастанию внутреннего конфликта в межгосударственный.

Подобные действия могут быть продиктованы не только интересами США, но и интересами третьей стороны, намеренной решить свои проблемы в сфере политики и экономики с привлечением внешних сил. Иными словами, провоцируя США на те или иные шаги, некая третья сторона способна инициировать конфликт, в результате которого она получит преимущества (как непрямое следствие действий США).

Неочевидная логика

Возникает странное впечатление: ранее вполне логично действовавшие террористы неожиданно утратили инстинкт безопасности, провоцируя ситуации, развязка которых влечет за собой не полицейские, а военные акции. Так ли заинтересованы в этом террористические группировки?

Ведь даже наблюдателю, непосвященному в сложную механику межгосударственных отношений, с самого начала было ясно, как США отреагируют на события 11 сентября. Для всех стали привычными те политические штампы, которыми оперирует руководство США - реакция должна быть незамедлительной и жесткой, должен последовать ответный удар. Более того, ясно, что удар должен был прийтись или по одной из наиболее одиозных фигур в лагере террористов или по одному из "непредсказуемых" тоталитарных государств. На момент 11 сентября 2001 г. в роли такого государства могли выступить Афганистан, Ирак, Ливия, Сомали и Йемен, но наиболее вероятной целью являлся именно Афганистан. На его территории по данным разведки скрывался давний недруг цивилизованной части человечества - Усама бин Ладен, а сама страна пребывала в состоянии гражданской войны.

В соответствии с той же логикой, нападение на правительственные учреждения Индии способно спровоцировать конфликт межгосударственного уровня, конфликт такого уровня, в который могут быть вовлечены и США. Особенно в зоне, в которой ведутся антитеррористические операции с их участием.

Налицо парадокс: террористы, пребывая в наиболее уязвимой позиции, инициируют ответные действия, в ходе которых страдает население страны, на территории которой они имеют базы.

До тех пор, пока ответные действия способствуют притоку населения в террористическую организацию - такая политика оправданна, но когда ответные меры наносят ущерб, способный вызвать протест населения, террористические группировки несут серьезные потери. Следует учитывать, что основным источником для пополнения террористических организаций является именно население страны, где размещены базы. А это означает, что сила террористов именно в поддержке населением их акций.

История конфликта

Индо-пакистанский конфликт имеет долгую историю: после того, как Великобритания в 1947 г. предоставила Индии и Пакистану независимость, провинция Кашмир, несмотря на то, что ее население исповедовало мусульманство, была отдана в административное подчинение Индии. Это послужило началу затяжного конфликта, периодически переходящего в острую фазу (1947-49, 1965). В результате военных действий 1947-49 гг. северная часть Кашмира перешла под управление Пакистана, а северная - осталась за Индией. ООН в своей резолюции 1949 г. предписала провести в обеих частях Кашмира референдумы с тем, чтобы население смогло самостоятельно решить свою судьбу, однако Индия отказалась выполнить предписание ООН и по настоящее время содержит на территории штата Джамму и Кашмир мощную военную группировку. Военные действия на линии контроля (так именуется установившаяся в ходе войны граница) носят эпизодический характер. При этом инициируются военные действия военными группировками мусульманских боевиков как со стороны Пакистана, так и сепаратистов, действующих на территории Индии. За 2001 г. индийской стороной зафиксировано 1600 боевых эпизодов в пограничной зоне. По сообщениям Washington Post, начиная с 1989 г. активную помощь сепаратистам оказывали боевики Аль Каеды и движения Талибан. К настоящему времени на территории Пакистана действует несколько крупных группировок, четыре из числа которых уже подверглись преследованию со стороны пакистанских властей в результате событий 13 декабря 2001 г.

Ситуация далека от развязки и серьезная провокация способна привести страны к соскальзыванию в состояние войны. Однако у конфликта есть и еще одна грань - это весьма специфические последствия для всего мира.

Возможные последствия

В результате ли целенаправленной деятельности, по случайному ли стечению обстоятельств, но в ходе антитеррористической операции США попутно добились одной из своих стратегических целей - операция позволила обосновать долговременное присутствие в Центрально-Азиатском регионе (ЦАР) - статья не имеет целью проведение анализа причин, приведших к событиям, инициировавшим операцию. Однако эти события предоставили США осуществлять свое влияние на ситуацию в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Последствия этого еще предстоит осознать как странам региона, так и прочим странам мира, так или иначе связанным с этим регионом.

Очевидно, что уже вне зависимости от того, перейдет конфликт в стадию военных действий или нет - региональная стабильность в ЦАР окончательно подорвана. Организация Азиатско-Тихоокеанского Содружества (АТС) на раннем этапе своего существования столкнулась с серьезными проблемами, решение которых едва ли ей под силу.

Более того, США добровольно приглашаются членами организации в качестве арбитра в приграничных конфликтах. Тем самым, упомянутые члены организации АТС признают (или делают вид, что признают?) США в качестве "старшего брата". Есть ли в этом логика? Обе страны, столь долгое время боровшиеся за международное признание, неожиданно отказываются от права на суверенитет при осуществлении внутри- и внешнеполитической деятельности…


Но если смотреть на это с другой точки зрения, то начинает просматриваться тенденция - США становятся инструментом осуществления политики. Похоже, что "младшими братьями" начат новый виток по втягиванию США в локальные конфликты.

Что ж, если это действительно так, то эти "младшие братья" младшими являются явно не по разуму. Сценарий этой "пьесы" весьма тонок, а актеры... едва ли сами написали свои роли.

Статья подготовлена на основе анализа материалов, опубликованных в Washington Post, New-York Times, CNN и Associated Press.